Суд в СМИ: ЕСПЧ учитывает цели, содержание и форму подачи информации о расследованном преступлении

Даже если информацию о расследованном преступлении журналисты получают из официальных источников, форма и содержание распространения такой информации в СМИ затрагивают права человека, гарантированные Конвенцией. Следовательно, существуют определенные критерии их правомерного ограничения.

Европейский суд по правам человека принял решение по делу «Митянин и Леонов против России» (заявления № 11436/06 и 22912/06), передает информационный ресурс ECHR: Ukrainian Aspect.

Алекскандр Митянин был осужден за вооруженное ограбление в составе группы. Через год после осуждения правоохранители открыли уголовное производство в отношении группы лиц в связи с созданием и функционированием преступной организации. В газете было опубликовано статью, где упоминался и осужденный в то время Митянин. Материал сопровождался фотографией, на которой он был в компании с другими подозреваемыми.

Мужчина инициировал производство о клевете против газеты, но иск был отклонен. Впоследствии его признали виновным по новому делу и приговорили к пожизненному заключению.

Митянин пожаловался в ЕСПЧ. Он, в частности, утверждал, что статья в газете и фото нанесли ущерб его правам в соответствии с ч. 2 ст. 6 (презумпция невиновности) и ст. 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции.

ЕСПЧ констатировал, что распространение информации, где заявителю приписывались преступные действия (членство в банде), задевало право на уважение частной жизни.

Национальные органы основывали свою позицию на том, что обнародование фотографии могло бы помочь в сборе дополнительной информации и побудить очевидцев дать показания. Учитывая характер и масштабы предполагаемой преступной деятельности, у суда не было оснований сомневаться в убедительности данной позиции.

Также в Страсбурге учли, что на дату публикации статьи, Митянин был осужден и отбывал заключение за другое преступление. В новом производстве ему не было предъявлено обвинение в том, что он является членом организованной преступной группировки. Однако статья поднимала вопрос, представляющий собой общественный интерес. Исходя из этого, ЕСПЧ не квалифицировал раскрытие личности Митянина как «суд в средствах массовой информации».

Что касается содержания и формы подачи информации, то используемый в ней язык не был ни оскорбительным, ни провокационным. Кроме того, заявитель не был ключевой персоной статьи.

Формулировке, где заявитель назывался «членом банды», предшествовала информация о том, что недавно были арестованы «обвиняемые» в совершении уголовного преступления. Статья также содержала фразу, в которой говорилось, что лица были «обвиняемые» в управлении преступной группировкой. Также в статье упоминалось, что арестованные были подозреваемыми.

Поэтому, воспринимая статью в целом, можно было разумно сделать вывод, что заявитель в то время только подозревался в совершении преступления, связанного с членством в преступной банде и ее вероятной незаконной деятельности.

Также ЕСПЧ согласился с национальными судами в той части, что журналист основал материал на информации от официального источника (регионального отдела федеральной службы безопасности).

Основываясь на этом, Европейский суд по правам человека констатировал отсутствие нарушения конвенционных гарантий в этой части.

С текстом пресс-релиза решения ЕСПЧ по делу «Митянин и Леонов против России» (заявления № 11436/06 и 22912/06) в переводе президента Союза адвокатов Украины Александра Дроздова и директора АБ «Дроздова и партнеры» Елены Дроздовой можно ознакомиться по ссылке.

Фото: Pexels

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *