Юристы должны быть друг другу коллегами, а не конкурентами по бизнесу


Ростислав Никитенко — адвокат, который практикует в сфере инвестиционного и международного частного права. Среди его клиентов много иностранных инвесторов. Поэтому он как никто другой знает, с какими проблемами сталкивается зарубежный бизнес на территории нашей страны. 

Поговорили с ним о юридическом рынке Украины, об иностранных и украинских клиентах, а также про международных инвесторов и почему они опасаются вести бизнес в нашей стране.

Почему вы пошли в юриспруденцию?

Меня на эту мысль натолкнули близкие.  Но с их стороны это было очень тактично — они не заставляли, а скорее подсказывали. И, наверное, в 6 или 7 классе я уже всем отвечал, что иду учиться на юриста. Так же шутя говорили, что я имею очень длинный язык и нужно находить этому применение 🙂

Вы учились на прокурорском факультете, но так и не пошли работать по специальности. Почему?

Я принял решение о том, что не пойду работать в прокуратуру в 2014 году. На тот момент у меня не было понимания, куда движется в целом структура.  Ведь до реформы, это был (подчеркну — был) — один из самых сильнейших правоохранительных органов, на основе которого строилась остальная правоохранительная система. А после все изменилось. 

И у меня были мысли: зачем идти туда, где нет понимания того, что будет. Может прокуратуру сделают по аналогу США, где генпрокурор имеет чисто политическую должность и руководит своим штатом. Или же это будет аналог прокуратуры Российской Федерации, где все и всех контролируют.

Я так понимаю, вы выбрали частную юридическую практику. Как начался этот путь?

Да, уже будучи студентом я имел практический опыт работы. Благодаря этому у людей в телефонной книге было мое имя и фамилия. После революции 2014 года очень многие начали ко мне обращаться за консультациями. 

Кстати, я никогда не говорю своим клиентам, что у них есть проблема. Я называю это «вопросом». Потому, что проблема — это то, что нельзя решить. Если человек обращается со своей ситуацией и можно как-то с нее выйти — то это не проблема. Это вопрос, который нужно просто правильно решить.

Адвокат должен не во всем разбираться, а быть отраслевым специалистом.

А когда вы решили, что хотите заниматься адвокатской деятельностью?

Наверное ближе к концу 2015 года. Я всегда подчеркиваю при общении с коллегами, что адвокат — понятие очень обширное. Уберем Киев, Одессу, Львов, Днепр и возьмем вторую периферию, — остальные областные центры, то там адвокат — это специалист во всем: уголовное, гражданское, семейное, административное, финансовое. С чем вы к нему не придете, во всем он должен якобы помочь.

А в моем понимании, адвокат должен не во всем разбираться, а быть отраслевым специалистом. Можно это миксовать. Условно, специалист с гражданского права и процесса плюс еще там семейное право. Это плюс-минус совместимые вещи.

И какую сферу выбрали вы?

Я называю это экономической сферой, поскольку приходится работать с цифрами :). Туда относится  хозяйственное, инвестиционное право и международное частное право.

Кстати, начинал я с гражданского, но, можно сказать, случайно пришел к частному международному праву. Дело в том, что у меня годом раньше супруга поступала в аспирантуру на специальность «международное публичное право». Я ей помогал готовиться и мне стало интересно. 

Когда пришли первые клиенты?

Я считаю, что мои клиенты приходят ко мне по особой системе: 70 на 30. 70 % случайно, а 30 % — это умение быть в нужном месте в нужное время.

Получилось так, что ряд моих знакомых и друзей работают в разных дипломатических миссиях в Украине. Однажды в 2016 году при одном из посольств организовали мероприятие, куда меня пригласили. Вот на нем я познакомился с первым большим клиентом. Он оказался инвестором. У него, как и у многих инвесторов в нашей стране, возникли проблемы с реализацией своих бизнес-идей. Впоследствии через 7 месяцев мне удалось решить его вопрос так, как он хотел. 

Так понимаю, сейчас среди ваших клиентов много инвесторов. 

Да, за это время я познакомился со множеством разных международных инвесторов, которые видели в Украине потенциальное место для своего бизнеса. У нас аграрная страна и это все знают. Многие рассматривают Украину как поле для поставки сырья или среднего звена его переработки. Один клиент, который заходил в нашу страну, хотел построить замкнутый цикл для того, чтобы выращивать, хранить, перерабатывать и получать конечный продукт для реализации. Под это завели немалые деньги. Но потом начались трудности. 

Можете рассказать, какие проблемы возникают в инвесторов в Украине?

Относительно проблем, они типичны в независимости проект коммерческий или нет.

Есть наглядная история некоммерческого проекта. Один наш украинский летчик (кстати, немногие знают этот факт)  — национальный герой в Китае. Частные китайские инвесторы, при поддержке посольства, хотели поставить памятник в одном из небольших городов Черкасской области, чтобы отдать дань памяти своему герою. Они спроектировали памятник и обратились к органам местного самоуправления с просьбой выделить землю. Но те не согласились (причем, решали это долго).  Казалось бы, простой вопрос они «закрутили» до невозможного. А очень жаль, ведь это был бы поток китайских туристов и, соответственно, хорошая прибыль в местный бюджет. Так как в среднем китайский турист тратит около 4 тысяч долларов за неделю. 

Подобная ситуация и с коммерческими проектами, но в них более активно «закручивают» процессы которые на самом деле можно было решить гораздо проще.

Почему так происходит?

Это культурный аспект, а по инвестициям все еще хуже. Все кричат инвесторам — приходите, мы все вам дадим. Но обычно это останавливается на уровне криков. К примеру, в большинстве регионов Украины в органах местной власти нет специального человека, который мог бы ознакомить потенциального инвестора с особенностями и преимуществами региона.  

Что это за человек?

Это представитель местной власти, который на первичных этапах может ознакомить инвестора с регионом. В этом плане мне нравиться как работает Львовский регион. И в областной государственной администрации Львовской области и в Городском совете города Львова есть должность советника по инвестиционной деятельности. Такие должности в Украине можно пересчитать на пальцах. 

В Европе такие должности обычная практика, даже в странах средней Европы. Там вам дадут информацию по каждому сегменту, что вас интересует, проведут консультацию и тому подобное. А у нас не умеют работать с людьми. Управленцы не умеют представлять свои регионы. Плюс бюрократия просто непоколебимая. 

Все кричат инвесторам — приходите, мы все вам дадим. Но обычно это останавливается на уровне криков.

Как думаете наше законодательство должным образом прописано, чтобы инвесторы заходили на рынок?

У нас нет четких инвестиционных правил игры, хотя к этому все идет. Но есть и обратная сторона. К примеру, налог на вывод капитала — хорошая ниша для наполнения бюджета Украины. Но инвестора это не столько пугает, сколько заставляет задуматься. Ми говорим про нормальных инвесторов, которые работают на перспективу, а не на быстрое выкачивание ресурсов.

Что такое выведенный капитал? 

Инвестор вкладывает на первых порах деньги в проект. Окупаемость — 3-5 лет. Здравомыслящий инвестор не будет выводить за этот период деньги. Со временем он выходит в прибыль, которая окупает затраты проекта (налоги, зарплаты и т.п.) и еще остается. Но когда инвестор забирает себе этот честно заработанный остаток, с него еще снимут налог. Приятно? Сомнительно. Бюрократия очень сильная.

Что нужно изменить в стране, чтобы инвесторы к нам чаще заходили?

Нужны четкие правили игры. У нас уже начал действовать закон об органах местного самоуправления. Либо его дополнить, либо отдельным законом или другим нормативно-правовым актом обязать органы местного самоуправления готовить,  условно, предложение для инвестиционных проектов. Тогда инвесторам будет проще ориентироваться.

Есть много инвестиционных фондов, которые работают по такой системе. Я считаю, что хоть это и есть частично функция мера, но должна быть и отдельная должность для работы с инвестициями.

К слову, я подготовил  ряд предложений по внесению изменений в некоторые НПА и отправил в профильный комитет и КМУ, на что получил «двузначный» ответ. Но об этом в другой раз :). 

Я слышала, что Еврокомиссия рассматривает вашу кандидатуру относительно присвоения вам награды?

Да есть такой факт. Ряд моих европейских партнеров и клиентов сообщили мне, что отправили рекомендательные письма в Еврокомиссию. Она их рассмотрела и принимает решение  относительно  присвоения мне награды ЕС в отрасли сталого развития. На каком сейчас все этапе — не готов сказать. Но знаю, что  уже рассматривали  кандидатуры представителей Украины в ЕС. Вообще, судя посему это длительная процедура. 

Как бы вы оценили рынок юриспруденции в Украине?

Он развивается. А еще — четко поделен на регионы, то есть локален. Большинство юристов стремится в Киев. И это логично, ведь именно в столице все главные офисы крупных предприятий и международных компаний. Результат — здесь есть чем поживится юристам, адвокатам, консалтингам. Но что остается в регионах?

Ответ: либо представители старшего поколения, которые не успевают за молодыми, либо те, кому удобно работать в такой среде. Но хорошие специалисты в основном уезжают из регионов. И по итогу — качество услуг за пределами Киева ниже, особенно если говорить про небольшие города.

С другой стороны — наш юридический рынок перспективен. К примеру, у нас еще не развивается финансирование (инвестирование) судебных процессов. В Европе это отдельная привычная практика. Допустим, есть коммерческий спор, когда клиент не имеет денег. Есть отдельные юридические компании, которые финансируют деньгами, но это не отсрочка оплаты работы юристов. У вас изучают дело, доказательства и тогда решают, дадут ли вам финансирование. В свою очередь, если дело выиграно, спонсор получает согласованный процент от выигранной суммы. Если дело проиграно, то инвестору не возвращаются вложенные средства.

Почему, по вашему, в Украине такого нет пока? 

У нас слишком низкое доверие к судебной системе. В Европе юристы уверенней  себя чувствуют и имеют стойкое доверие к судам, в том числе арбитражным.

Вы часто говорите о зарубежных клиентах, но берете ли вы украинских? 

Да, но у нас своеобразный дикий запад в плане клиентов. Хотя радует, что в последнее время начались тенденции, когда клиенты просят не одного юриста заниматься всеми вопросами, а обращаются к коллегам по специализациям. Поэтому между юристами происходит такой себе обмен клиентами по некоторым вопросам. И это действительно выгодно и эффективно. 

К примеру, зачем специалисту по английскому праву ехать на постсоветское пространство решать вопросы? Да, он может объяснить общие нюансы, но все равно обратится за помощью к специалисту в этой стране. Также и я имею проверенных юристов в других странах. Я знаю, где моя зона ответственности и стараюсь не лезть на чужую. Это нормальная практика взаимообмена и работы сообща ради лучших результатов.

Юристы должны быть друг другу коллегами, а не конкурентами по бизнесу. Конкуренты мы только в суде. И нужно относиться друг к другу уважительно.

Существует еще такое, что юристы «воюют» за клиентов?

Есть либо твой клиент, либо не твой. Если он к тебе обратился – неважно, то ли по рекомендации, то ли случайно, — вы после первой встречи поймете, сможете ли работать с ним или нет. Опускаться до такого, чтобы спорить за клиентов — это падать в их глазах и глазах своих коллег. Клиент сам решает с кем ему работать.

Юристы должны быть друг другу коллегами, а не конкурентами по бизнесу. Конкуренты мы только в суде. И нужно относиться друг к другу уважительно.

Какие советы вы бы дали подрастающему поколению юристов?

Я бы советовал еще во время учебы идти на стажировку. Да, нельзя забывать о теории, ведь она — фундамент, но практика тоже многое значит. Если человек на конец 5 курса попробовал себя в разных сферах, – он будет знать, в каком направлении двигаться. 

И еще, если есть возможность получить двойной диплом — то почему нет? Не будьте локальными. Развивайтесь, работайте и стремитесь к лучшему.