Закон «Маски-шоу стоп» — разбор наиболее важных моментов


Алексей Шевчук

адвокат АО «Barristers»


Вот уже несколько дней, как действует Закон № 2213-VIII об обязательной видеофиксации во время проведения обысков, который начали называть не иначе как «Маски-шоу стоп». Этот закон очень примечателен ввиду того, что его нормы едва ли не впервые за последние годы помогали выписать не просто юристы, а практикующие адвокаты, о чем, кстати, даже неоднократно упоминала и заместитель министра юстиции Елена Сукманова.

Но большинство СМИ подошла к освещению основных новелл этого закона достаточно поверхностно, назвав лишь несколько принципиальных моментов, но не исследовав все нюансы. Да, действительно, Закон вводит обязательную видеофиксацию во время обысков, как и при рассмотрении ходатайств следственным судьей (если речь не идет о негласных следственных действиях). Причем видеозапись должна быть неотъемлемым приложением к протоколу обыска. Кроме того, человек может воспользоваться помощью адвоката при проведении у него обысков. Адвокат может самостоятельно вести съемку обысков, однако не может разглашать сведения досудебного расследования без письменного разрешения следователя или прокурора. За разглашение таких данных предусматривается уголовная ответственность. После проведения обыска у человека судебное разбирательство проходит в закрытом режиме, чтобы не допустить разглашения данных о личной жизни.

Тем не менее есть и другие особенности, на которых хотелось бы остановиться более подробно.

Во-первых, произошло расширение перечня участников уголовного производства. Отныне этот закон касается и «другого лица, права или законные интересы которого ограничиваются во время досудебного расследования» (п. 16-1 и п. 25ст. 3 УПК Украины). В той или иной степени о правах «другого лица, права или законные интересы которого ограничиваются во время досудебного расследования» упоминается дополнительно:

  • в ч.6 ст. 28 УПК (право на подачу заявления прокурору, следственному судье или суду с ходатайством, в котором излагаются обстоятельства, обусловливающие необходимость осуществления уголовного производства (или отдельных процессуальных действий) в более короткие сроки, чем те, которые предусмотрены настоящим Кодексом, так называемое «право на разумные сроки»);
  • в ч.1 ст. 308 УПК (право обжаловать прокурору высшего уровня несоблюдение разумных сроков следователем, прокурором во время досудебного расследования);
  • в ч.1 ст. 303 УПК (право на обжалование в досудебном производстве решений, действий или бездействия следователя или прокурора, например, бездействие следователя, прокурора, которое заключается в невнесении сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований).

Что же касается фиксирования судебных заседаний, то в целом новация изложена верно. Но здесь следует отметить некоторые принципиальные моменты. Во-первых, официальной записью судебного заседания является лишь техническая запись, осуществленная судом в порядке, предусмотренном УПК (ч.5 ст. 27). Во-вторых, положения о применении в ходе судебного разбирательства видеозаписывающих технических средств вступают в силу только с 1 января 2019 года.

И конечно же, наиболее интересными для всех участников уголовного производства являются изменения, касающиеся проведения обыска. Кроме установления обязательной фиксации обыска (ч.1 ст. 107 УПК), стороне защиты действительно предоставлено право на беспрепятственное фиксирование проведения обыска с помощью собственных видеозаписывающих технических средств.

Недопустимыми теперь также есть доказательства, полученные во время обыска, если они:

  • получены при исполнении постановления о разрешении на обыск жилища или иного владения лица в связи с недопущением адвоката к этой следственной (розыскной) действия. Факт недопущения к участию в обыске адвокат обязан доказать в суде во время судебного производства;
  • полученные при исполнении постановления о разрешении на обыск жилища или иного владения лица, если такое решение вынесено следственным судьей без проведения полной технической фиксации заседания.

При этом важно обратить внимание на тот нюанс, что судья или суд может ограничить или запретить доступ сторон уголовного производства со стороны защиты к результатам технической записи с целью обеспечения недопустимости разглашения сведений досудебного расследования в случае, если в обоснование ходатайства о проведении обыска следователь или прокурор предоставили результаты проведения негласных следственных (розыскных) действий.

Что также является очень важным для всех адвокатов, то это тот факт, что запись, осуществленный с помощью звуко- и видеозаписывающих технических средств при проведении следователем, прокурором обыска, является неотъемлемым приложением к протоколу. Иными словами, действия и обстоятельства проведения обыска, не зафиксированные в записи, не могут быть внесены в протокол обыска и использованы в качестве доказательства в уголовном производстве (ст. 104 УПК).

И наконец произошло окончательное закрепление права адвоката на участие в проведении обыска. Более того, лицо, в жилище или ином владении которого производится обыск, имеет право пользоваться правовой помощью адвоката на любой стадии проведения обыска. Невыполнение этих требований влечет за собой предусмотренную законом ответственность.

Несколько изменены основания и последствия временного доступа к вещам и документам. Отныне в ходатайстве о временном доступ к вещам и документам указываются обоснование необходимости изъятия вещей и — дополнен: оригиналов или копий документов, если соответствующий вопрос нарушается стороной уголовного производства. Также в постановлении следственного судьи, суда о временном доступе к вещам и документам должно быть указано распоряжение предоставить (обеспечить) временный доступ к вещам и документам указанному в постановлении лицу и предоставить ему возможность изъять указанные вещи и оригиналы или копии документов (ранее — вещи и документы), если соответствующее решение было принято следственным судьей, судом. Лицо, предъявляет постановление о временном доступ к вещам и оригиналов или копий документов, обязана оставить владельцу вещей и оригиналов или копий документов описание вещей и оригиналов или копий документов, которые были изъяты во исполнение постановления следственного судьи, суда. Копии документов, которые изымаются или оригиналы которых изымаются, изготавливаются с использованием копировальной техники, электронных средств владельца (с его согласия) или копировальной техники, электронных средств лица, которое предъявляет постановление о временном доступ к вещам и документам.

Очень важно, что отныне запрещается временное изъятие электронных информационных систем или их частей, мобильных терминалов систем связи, кроме случаев, когда их предоставления вместе с информацией, что на них содержится, является необходимым условием проведения экспертного исследования, или если такие объекты полученные в результате совершения уголовного преступления или являются средством или орудием его совершения, а также если доступ к ним ограничивается их собственником, владельцем или держателем, или связан с преодолением системы логической защиты. В случае необходимости следователь или прокурор осуществляет копирование информации, содержащейся в информационных (автоматизированных) системах, телекоммуникационных системах, информационно-телекоммуникационных системах, их неотъемлемых частях. Копирование такой информации осуществляется с привлечением специалиста.

Отдельно следует отметить, что Законом добавлено основание для закрытия уголовного производства (п.10 ч.1 ст. 284 УПК):

«Если существует неотмененное постановление следователя, прокурора о прекращении уголовного производства по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 4, 9 этой части, в уголовном производстве в отношении того же деяния, которое расследовалось с соблюдением требований по поводу подследственности».

В связи с этим п.10 добавлен в перечень пунктов, по которым следователь принимает постановление о закрытии уголовного производства: следователь принимает постановление о закрытии уголовного производства по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 4, 9, а также 10 (дополнено) части первой настоящей статьи, в этом уголовном производстве одной лицу не сообщалось о подозрении (абз.2 ч.4 ст. 284 УПК). Также, п.10 добавлен в перечень пунктов, по которым суд выносит постановление о закрытии уголовного производства: суд выносит определение о закрытии уголовного производства, если обстоятельства, предусмотренные пунктами 5, 6, 7, 8,9, 10 части первой статьи 284, оказываются во время судебного разбирательства, а также в случае, предусмотренном пунктами 2, 3 части второй статьи 284 (абз.2 ч.7 ст. 284 УПК). И еще этот пункт упоминается в ч. 3 ст. 314 УПК, где говорится о праве суда принять решение о закрытии производства.

Таким образом, Закон «Маски-шоу стоп» действительно внес много положительных новелл для деятельности адвоката, но не следует переоценивать его значение для бизнеса в целом. Для этого нужны другие законы, поскольку обыск — всего лишь один из множества инструментов давления на бизнес.

__
Редакция может не разделять точку зрения авторов в разделе «блоги».