Право на свободу и личную неприкосновенность в практике ЕСПЧ

Руководство по применению статьи 5 Конвенции – право на сободу и личную неприкосновенность

На сайте Верховного Суда Украины размещено руководство по применению ст. 5 Конвенции о защите прав и основных свобод человека.

Статья 5 § 1 Конвенции определяет, что «каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом…»

1) Лишение свободы

1. Провозглашая «право на свободу», статья 5 имеет в виду личную свободу человека; ее целью является предотвращение любого произвольного лишения этой свободы. Ее положения не касаются ограничения свободы передвижения, которое регулируется статьей 2 Протокола № 4 (Creanga v. Romania [GC] ∗ , § 92; Engel and Others v. the Netherlands, § 58).

2. Разница между ограничением свободы передвижения, достаточно серьезная для того, чтобы квалифицироваться как лишение свободы в соответствии со статьей 5 § 1, и простым ограничением свободы передвижения, которое является предметом регулирования статьи 2 Протокола № 4, заключается в степени тяжести или проявления, а не в сути или характере (Guzzardi v. Italy, § 93; Rantsev v. Cyprus and Russia, § 314; Stanev v. Bulgaria [GC], § 115).

3. Лишение свободы не ограничивается классическими случаями заключения под стражу вследствие ареста или вынесения приговора, а может принимать множество других форм (Guzzardi v. Italy, § 95).

2) Применяемые критерии

4. Суд не связан выводами национальных властей относительно того, имело ли место лишение свободы или нет, а самостоятельно оценивает ситуацию (H.L. v. the United Kingdom, § 90; H.M. v. Switzerland, §§ 30 and 48; Creanga v. Romania [GC], § 92).

5. Для того чтобы установить, были ли лицо «лишено своей свободы» в значении статьи 5, за отправную точку анализа берется конкретная ситуация этого лица, а также учитывается целый ряд критериев, таких как вид, срок, последствия и порядок применения рассматриваемой меры (Guzzardi v. Italy, § 92; Medvedyev and Others v. France [GC], § 73; Creanga v. Romania [GC], § 91).

6. Требование учитывать «вид» и «порядок применения» рассматриваемой меры позволяет Суду принять во внимание конкретные условия и обстоятельства, касающиеся видов ограничений, отличных от заключения в камеру. Действительно, условия, в которых применяется мера, являются важным фактором, поскольку в современном обществе нередко возникают ситуации, когда люди вынуждены терпеть ограничения свободы передвижения или личной свободы в общественных интересах (Nada v. Switzerland [GC], § 226; Austin and Others v. the United Kingdom [GC], § 59).

7. Понятие «лишение свободы» в значении пункта 1 статьи 5 содержит как объективный элемент, представляющий собой помещение лица под стражу в определенное ограниченное пространство на значительный срок, так и дополнительный субъективный элемент, который состоит в том, что фактически лицо не согласно на такое заключение (Storck v. Germany, § 74; Stanev v. Bulgaria [GC], § 117).

8. Следует учитывать такие релевантные объективные факторы, как возможность покинуть ограниченное пространство, степень надзора и контроля за передвижением лица, степень изоляции и возможность социальных контактов (см., например, Guzzardi v. Italy, § 95; H.M. v. Switzerland, § 45; H.L. v. the United Kingdom, § 91; и Storck v. Germany, § 73).

9. Если факты указывают на то, что имело место лишение свободы в значении пункта 1 статьи 5, то относительно короткий срок содержания под стражей не влияет на данный вывод (Rantsev v. Cyprus and Russia, § 317; Iskandarov v. Russia, § 140).

10. Элемент принуждения при осуществлении полицией полномочий по проведения обыска или задержания указывает на то, что имело место лишение свободы, несмотря на кратковременность данной меры (Krupko and Others v. Russia, § 36; Foka v. Turkey, § 78; Gillan and Quinton v. the United Kingdom, § 57; Shimovolos v. Russia, § 50; и Brega and Others v. Moldova, § 43).

11. Тот факт, что к лицу не были применены наручники, заключение в камеру или иные физические сдерживающие меры, является решающим фактором при установлении существования лишения свободы (M.A. v. Cyprus, § 193).

12. Право на свободу имеет огромное значение в демократическом обществе, поэтому лицо не утрачивает возможность воспользоваться защитой, предусмотренной Конвенцией, даже если оно возможно само согласилось на заключение под стражу, особенно если это лицо не обладает дееспособностью для дачи согласия на предлагаемые действия (H.L. v. the United Kingdom, § 90; Stanev v. Bulgaria [GC], § 119).

13. Тот факт, что лицо не обладает дееспособностью, необязательно означает, что оно неспособно понимать ситуацию и соглашаться с ней (там же, § 130; Shtukaturov v. Russia, §§ 107-09; D.D. v. Lithuania, § 150).

3) Меры, применяемые в тюрьме.

14. Дисциплинарные меры, которые применяются в тюрьме и которые влияют на условия содержания под стражей, не могут рассматриваться как лишение свободы. В обычных обстоятельствах такие меры должны рассматриваться как изменения условий законного содержания под стражей, на которые не распространяется действие пункта 1 статьи 5 Конвенции (Bollan v. the United Kingdom (dec.)).

4) Проверка авиапассажиров службами безопасности

15. Если пассажир был задержан пограничниками во время пограничного контроля в аэропорту с целью уточнения его ситуации, и если срок этого задержания не превысил время, строго необходимое для соблюдения соответствующих формальностей, вопросы в соответствии со статьей 5 Конвенции не возникают (Gahramanov v. Azerbaijan (dec.), § 41).

5) Лишение свободы, не являющееся формальным арестом и содержанием под стражей

16. Вопрос применимости статьи 5 возникал в различных обстоятельствах, в том числе при помещении лиц в психиатрические или социальные учреждения при задержании и обысках полицией, при мерах по управлению массовыми скоплениями людей, применяемых полицией для поддержания общественного порядка, при применении домашнего ареста (Mancini v. Italy; Lavents v. Latvia; Nikolova v. Bulgaria (no. 2); и Dacosta Silva v. Spain).

6) Позитивные обязательства в случае лишения свободы

17. В первом предложении пункта 1 статьи 5 устанавливается позитивное обязательство государства не только воздерживаться от активного нарушения указанных прав, но и принимать соответствующие меры для обеспечения защиты от незаконного вмешательства в эти права всех лиц, находящихся в пределах его юрисдикции (El-Masri v. the former Yugoslav Republic of Macedonia [GC], § 239).

18. Таким образом, государство обязано предпринимать меры, обеспечивающие уязвимым лицам эффективную защиту, в том числе разумные шаги по предотвращению лишения свободы, о котором властям известно или должно быть известно (Storck v. Germany, § 102).

19. Ответственность государства наступает в случае его молчаливого согласия при лишении человека свободы частными лицами или в случае неспособности урегулировать ситуацию (Riera Blume and Others v. Spain; Rantsev v. Cyprus and Russia, §§ 319-21; Medova v. Russia, §§ 123-25).

С полным текстом руководства можно ознакомится по ссылке.

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *