Можно ли судиться за лайки?

Представьте себе ситуацию: вы — молодой или не очень молодой бизнес. Вкладываете много сил и времени в раскрутку своего бренда. Нанимаете специалистов для своих бизнес-страничек в социальных сетях. А потом — бац! Ваш же работник на вас обиделся. И ушел. И лайки — те самые, которые обеспечивают ваш имидж, забрал.

Ну, или наоборот. Вы создали фан-страничку в соцсетях. Вложили в нее время, контент и сил для привлечения подписчиков. Сделали популярной. Настолько, что ваш кумир обратился к вам с просьбой сделать ее официальной. А потом вы о чем-то не договорились. И он ушел. И лайки, вами честно заработанные, себе забрал.

Насколько вероятен такой вариант развития событий в ближайшем будущем? Судебная практика говорит, что вполне вероятен.

Если звезды зажигаются, значит, это кому-нибудь нужно — если лайки накручивают, значит, они имеют ценность.

Если ввести в поисковик фразу «накрутка лайков», вы с легкостью получите десятку-другую страниц с результатами. Лайки сегодня продают, покупают, обменивают на лайки (взять хотя бы хештег «likeforlike» в Instagram) или услуги. Причины, по которым люди прибегают к накрутке «лайков» могут быть разными – от удовлетворения собственных амбиций до продвижения товара на рынке. Очевидно одно — «лайки» имеют ценность, и их ценность растет. И ситуации, когда люди судятся за «лайки», уже встречаются в судебной практике.

Что же все-таки произошло?

В деле Mattocks v. Black Entertainment Television истица обратилась в суд из-за того, что «лайки» с ее Facebook-странички перенесли на другую без ее ведома.

Все началось в 2008 году, когда Стейси Мэттокс создала Facebook-страничку фанов телевизионного сериала «The Game». Он транслировался на канале Black Entertainment Network (BET) и был посвящен личной жизни профессиональных футбольных игроков. Страница Мэттокс не была официальной и не содержала спонсируемого контента.

Но когда страница собрала более 2 млн «лайков», она привлекла к себе внимание руководства канала. В январе 2011 года BET наняли Мэттокс на условиях частичной занятости для управления страницей шоу в Facebook. С этого момента канал снабжал ее эксклюзивным контентом и разместил на ее странице свою торговую марку. Постепенно страница стала официальной, а количество «лайков» на странице достигло 6 млн.

Месяц спустя, Мэттокс и руководство канала договорились о разделении административных прав на страницу. Каждый мог независимо друг от друга размещать контент, вносить изменения, иметь доступ к странице и подписчикам. Однако в скором времени настал момент, когда их отношения зашли в тупик. Когда стороны стали обсуждать вопрос о полной занятости Мэттокс, она в одностороннем порядке ограничила доступ представителей канала к странице. А также сообщила им, что так будет, пока они не достигнут взаимовыгодного соглашения.

Что сделала компания?

В ответ, BET создали другую официальную страницу сериала в Facebook и обратились к провайдеру с просьбой переместить все «лайки» со страницы Мэттокс на их новую. Представители Facebook убедились, что новая страница по сути является действующей официальной страницей владельца бренда и просьбу канала удовлетворили.

А что сотрудница?

Мэттокс обратилась в суд с несколькими требованиями, среди которых было о компенсации бизнес-интересов (в американском праве нематериальный актив, который подразумевает потенциальную возможность получения прибыли). Для того чтобы суд удовлетворил это требование, ей нужно было доказать, что нематериальные «лайки» могут считаться подтвержденным бизнес-интересом. Мэттокс утверждала, что существенный интерес к ее странице и значительное количество «лайков», полученных ею, обеспечили ее деловыми возможностями. Эти возможности она утратила из-за перемещения ее «лайков» на другую страницу.

А суд что?

Суд отклонил заявленные требования, посчитав, что Мэттокс не может обосновать наличие у нее имущественных интересов в фейсбучных «лайках». А даже если бы она могла его обосновать, то доказать, что перемещение «лайков» по требованию руководства канала было неправомерным, нет, поскольку заключала с ними соглашение о доступе к странице.

А нам-то что?

В этом деле суд высказался о природе «лайков» в социальной сети – с учетом незначительности связи между «лайками» на странице в Facebook и создателем страницы, «лайки» не могут квалифицироваться как деловая репутация или иной нематериальный деловой интерес.

От себя добавлю – пока. Тот факт, что люди готовы платить за «лайки», означает, что они обладают экономической ценностью. «Лайки» очевидно становятся инструментом создания персональных брендов и имиджа компании, по природе схожими с деловой репутацией. А значит, раньше или позже вопрос о «правах на лайки» будет решен.

Екатерина Некит, к.ю.н., доцент кафедры гражданского права НУ «ОЮА», исследователь Юридической Лаборатории (проект «Юрня, дно и нелогичность»).

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *