«Голоса юриспруденции»: как в США создали хор из ста юристов

В январе 2009 года юрист Гэри С. Грин кинул клич в юридическом сообществе Южной Калифорнии. Он хотел собрать оркестр любителей, который бы состоял целиком из юристов и судей.

Отклик был огромный, появилась филармония юристов в Лос-Анджелесе. Она имела такой успех, что позже Грин основал «Голоса юриспруденции» – хор из 100 человек, и «Биг-бэнд адвокатов» – группа в стиле Гленна Миллера.

Сам Грин – основатель и художественный руководитель филармонии – получил много наград. В частности, его назвали «единственным юристом, чьи команды выполняют судьи».

– Как у Вас появилась идея создать оркестр из юристов?

Я давно об этом раздумывал:

Я – юрист и музыкант. Должны где-то быть и другие музыканты, которые тоже юристы.

Через несколько лет на одном мероприятии мне представили судью, который играет на трубе. Это вдохновило меня разместить объявления в газеты и объединения юристов. За неделю получил более 100 ответов и был удивлен, сколько среди них профессионалов, которые заканчивали консерватории.

– Каковы юристы, которые играют в филармонии? Есть ли у них что-то общее?

Это представители всевозможных профессий – прокуроры, следователи, юристы по недвижимости, банкротству, авторскому праву, сотрудники больших фирм и те, кто работает на себя, судьи, студенты, персонал офисов. Они все обожают музыку. Многие попробовали ею заниматься, но потом поняли, что хотят нормально зарабатывать, и пошли получать юридическое образование.

– Вы скрипач и дирижер. Вы росли в музыкальной семье?

Да, все этим занимались. Мой покойный дядя Эрнст Катц основал молодежный оркестр филармонии в Калифорнии в 1937 году, и он дирижировал на открытии 72-го сезона. Когда я был молодым, я работал там концертмейстером. Учился не только музыке, но и тому, как вести дела оркестра. Это помогло мне с юридической филармонией.

– Расскажите о своей юридической практике.

Сейчас я занимаюсь в основном несчастными случаями и недвижимостью. Вообще я пошел в юриспруденцию, чтобы стать политиком. Меня выбрали, но счастья это не принесло, мне не нравилось собирать деньги. Поэтому я начал практиковать. Сейчас я беру на себя меньше, потому что очень загружен музыкальными делами. Но не упускаю случая взять работу pro bono или особенно интересный кейс.

– Как Вы находите время на все?

Мне повезло, организм не требует много сна. Мне достаточно 4–5 часов.

– С Вашей группой выступали многие знаменитости. Как Вам удавалось их уговорить?

Это благодаря дяде. Сначала в его молодежном оркестре выступали только дети, но это было неинтересно прессе – поначалу его концерты очень мало освещались. Он был близким другом актрисы Мэри Пикфорд и завел традицию приглашать звезд выступить с коллективом. Многие из них впоследствии стали и моими друзьями. Я стал звать их в юридическую филармонию.

– Это должно увеличивать продажи билетов, учитывая, что все три группы состоят из волонтеров, которые отдают все на благотворительность.

У нас заявленная миссия – помогать тем, кто не может позволить себе оплатить услуги юристов. Мы заработали больше $50 000 для двух адвокатских организаций. Это довольно заметная сумма, учитывая, что у нас нет бюджета как такового, а это только часть того, что мы отчисляем на благотворительность.

Сокращенный перевод интервью«10 Questions: LA solo brings together musical lawyers in a philharmonic he founded».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *