ЕСПЧ признал недействительным пункт трудового договора, потому что его по-разному толковали государственные органы

Три национальные органы власти по-разному толковали положение, изложенное в трудовом договоре. Следовательно, это не было тем договорным положением, которое четко и однозначно заявляло об определенном намерении государства-работодателя.

Такой вывод сделал Европейский суд по правам человека по делу «Ндаягамие-Мпорамазина против Швейцарии» (заявление № 16874/12). Соответствующий пресс-релиз опубликован на официальном сайте ЕСПЧ, передает информационный ресурс «ECHR: Ukrainian Aspect».

Мария-Луиза Ндаягамие-Мпорамазина длительное время работала в постоянной миссии Республики Бурунди в штаб-квартире Организации Объединенных Наций в Женеве в должности секретаря. Когда ей сообщили о нежелании продолжать ее трудовой договор, она подала иск о несправедливом увольнении против Республики Бурунди в судебный орган Швейцарии. Среди других аргументов, представитель ответчика ссылался на то, что Ндаягамие-Мпорамазина имела гражданство Бурунди и проживала во Франции, и не имела связей со Швейцарией. Но поскольку трудовой договор содержал положение о признании местной юрисдикции, суд согласился с истцом, что этот пункт составлял предварительный отказ Республики Бурунди от его иммунитета от юрисдикции. Рассмотрев материалы дела, суд принял решение о выплате Республикой Бурунди истцу 40,7 тыс. евро.

Напомним, 2 декабря 2004 ООН приняла Конвенцию о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (UNCJIS), которая признает общий принцип иммунитета государства и его собственности перед судами другого государства (Швейцария ратифицировала эту конвенцию в 2010 году). В то же время, согласно ст. 7 Конвенции государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при рассмотрении в суде другого государства по любому вопросу или делу, если оно явно выразило согласие на осуществление этим судом юрисдикции в отношении такого вопроса или дела, в частности, в силу письменного договора.

Но с таким подходом не согласилась Республика Бурунди, которая обжаловала судебное решение, вынесенное в пользу ее гражданина. И высший суд удовлетворил требования по иммунитету Бурунди от юрисдикции, отметив, что госпожа Ндаягамие-Мпорамазина могла без труда передать свое дело в соответствующие суды в своей стране.

Тогда бывшая работница дипломатического учреждения обратилась в ЕСПЧ. Она, ссылаясь на ч. 1 ст. 6 (право на доступ к суду) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, утверждала, что была лишена права на доступ к суду за иммунитет от юрисдикции Республики Бурунди и поддержан судами.

Суд в Страсбурге исходил из того, что предоставление суверенного иммунитета государству в гражданском производстве преследовало законную цель соблюдения международного права с целью содействия взаимному общению и хорошим отношениям между государствами на основе уважения суверенитета каждого государства. Однако государство могло отказаться от своего права на иммунитет в судах другого государства, в частности, с помощью пункта в соглашении. И именно таким отказом, по мнению заявительницы, был один из пунктов трудового договора. Вместе с тем, ЕСПЧ обратил внимание на то, что в целом три национальные органы власти толковали положения этого пункта трудового договора в значительно разные способы. Итак, Высокие судьи пришли к выводу, что это не было договорным положением, которое четко и однозначно заявляет о намерении Республика Бурунди отказаться от иммунитета от юрисдикции. Поэтому национальные суды вполне могли предположить, что положение, о котором идет речь, не было выражением четкого и недвусмысленного желания Республики Бурунди.

Следовательно, критерий выраженного согласия, изложен в ч. 2 ст. 7 Конвенции отсутствовал в этом деле, из чего следует, что Республика Бурунди не отказалася от своего иммунитета от юрисдикции.

Также в Страсбурге заметили, что для заявительницы были доступны другие средства судебной защиты. Республика Бурунди предоставила гарантии, которые заключались в том, что если бы суд в Швейцарии подтвердил иммунитет от юрисдикции, Ндаягамие-Мпорамазина могла бы обратиться в административный суд Бурунди и не было бы никаких проблем с установленным законом ограничением, поскольку суд Швейцарии прекратил срок давности.

Таким образом, Суд считает, что суды Швейцарии не отступили от принципов международного права, признанного в сфере государственного иммунитета, а также то, что ограничение права на доступ к суду было невозможно считать непропорциональным. С учетом этого Европейский суд по правам человека единогласно постановил, что статья 6 (право на доступ к суду) Конвенции по правам человека нарушена не была.

С текстом пресс-релиза решения ЕСПЧ по делу «Ндаягамие-Мпорамазина против Швейцарии» (заявление № 16874/12) в переводе президента Союза адвокатов Украины Александра Дроздова и директора АБ «Дроздова и партнеры» Елены Дроздовой можно ознакомиться по ссылке.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *