Чему фильмы Альфреда Хичкока могут научить адвокатов?

Популярные фильмы дают адвокатам полезные шаблоны, которые помогают через убедительные истории построить идеальную защиту.

Многие судебные процессы можно переупаковать в сюжеты фильмов. И речь даже не о многочисленных юридических сериалах, в которых сюжетная линия бывает далека от реальности. Скорее, речь о мелодраме – классическом жанре литературы, театрального и кинематографического искусства. О повествовании, в котором герой раскрывается на фоне эмоциональных обстоятельств и контрастов: добра и зла, любви и ненависти. В такой истории очень четко прописана связь между злодеем и героем.

Жанр мелодрамы хорошо подходит в качестве базиса для сторителлинга в суде. Судебные адвокаты интуитивно или целенаправленно это используют, мотивируя судей или присяжных вмешаться в ситуацию и стать «героями», выполняя свою клятву и отправляя правосудие.

Вот что любопытно: мелодраматические жанровые приёмы, так хорошо вписывавшиеся в залы судов, люди редко используют вне их стен. Вернее, из жанра берут лишь утилитарную функцию: убедительную структуру сюжета. Да и злодеев как воплощение чистого зла, которые целенаправленно «двигают» сюжет, в реальности (к счастью) встретишь нечасто. Возможно, поэтому за нашу память так крепко цепляются образы кинозлодеев.

Используя приёмы мелодрамы, юристы часто перегибают палку. Они приписывают сложные человеческие мотивы по сути не людям (болезни, корпорациям), придавая им черты сверхзлодеев.

Фильмы Хичкока&Адвокаты

Король Ужаса Альфред Хичкок придумывал идеальных злодеев. Он создавал своих злодеев такими, что каждый зритель, несмотря на свой возраст, пол и статус, был ими пленён, восхищен и полностью пребывал в их власти. В ранних работах Хичкока злодеями были в основном мужчины из высших слоев общества, которые готовили гнусные заговоры.

К  примеру, можно взять два шаблона из психологических триллеров Хичкока: «Головокружение» (Vertigo, 1958 г.) и «Марни» (Marnie, 1964 г.). Злодеями в них являются убедительные и сложные персонажи. Джуди в «Головокружении» изначально принимает личность Карлотта, как сообщник преступного вдохновителя, скрывающего убийство жены. Она влюбляется в главного героя, и ее собственная личность переплетается с персонажем, которого она придумала. Марни, которая обманывает и ворует, отличается хладнокровием сродни бесчувственности. Она неспособна понять, что её действия будут иметь последствия. База для обеих историй – это самообман злодеев.

Адвокаты в суде – это те же рассказчики, которые строят свои линии защиты, прибегая к жанровым литературным и кинематографическим приёмам.

Мы можем это признавать или нет, но адвокаты в суде – это те же рассказчики, которые строят свои линии защиты, прибегая к жанровым литературным и кинематографическим приёмам. Тем самым приёмам, которые уже заложены книгами и фильмами в воображение присяжных и судей. И нам – юристам – есть чему поучиться у мастеров историй, пусть даже и страшных сказок, таких, как Альфред Хичкок.

Автор статьи: Филипп Н. Мейер, профессор Юридической школы Вермонта (Vermont Law School, VLS), автор книги «Умение рассказывать истории для юристов» (Storytelling for Lawyers).

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *