На юррынке кризис: до чего мы докатились и что делать дальше?

В конце 2017 года вышла статья Dima Gadomsky о том, что происходит на юридическом рынке Украины. Жестко, резко, с юмором… в общем круто. Все ли так на самом деле или это просто субъективное мнение автора — судить каждому из нас. Но для общего понимания тенденций, которые происходят на современном «пастбище лойеров» —  статью рекомендуем прочитать. Более того, там есть прогнозы, чего стоит ожидать в ближайшем будущем и рекомендации, что делать  дальше, чтоб вас не «сожрали акулы юриспруденции». Отдельный респект авторам комментариев (особенно за фото). Запасайтесь попкорном и еnjoy reading.

На рынке кризис. Уже второй год… Это не последствия революции, перестройка судебной системы, и прочие отговорки. На рынке кризис самоидентификации.

Кризис именно самоидентификации читается в каждом ребрендинге, разводе и каждом слиянии, в каждом скандале и каждом юридическом стартапе. Старые юридические фирмы никак не могут понять, что дорогой костюм, сложный взгляд и меморандум без ответов на вопросы — это уже не бизнес модель. Взятки судьям и откаты инхаузам это тоже не бизнес модель. Но новые фирмы пока не сформировали одинаково понятного клиентам альтернативного предложения.

Но об этом никто не пишет, никто не говорит на конференциях. Я никого не виню: все просто пытаются быть объективными и толерантными. Правда, в погоне за объективностью, а тем более, за толерантностью, теряется вся суть. Вот вам самое субъективное мнение об уходящем 2017 году— моё.

Начнем с того, что…

…мы все делим несчастные $200 миллионов в год

В феврале 2017 delo.ua составили рейтинг юридических фирм по данным 2016 года. По их словам:

“в 2014 году объем всего юррынка составлял, по разным оценкам, $500–700 млн (около 12 млрд грн), то по итогам 2015-го он сжался до 5 млрд грн. официальных доходов юрфирм”.

В средине декабря вышел рейтинг ТОП-50 Юридической практики. Всего горстка фирм открыли данные о своих доходах. Потому пришлось немного пошаманить с цифрами и средним арифметическим, чтобы получить объем рынка: 4,69 млрд грн. сделали в 2017 году топ-100 юрфирм.

Выходит, что объем рынка в этом году остался на уровне 2016 года — 5 ярдов. В гривне. Теперь пересчитайте в долларах.

Как бы криво я ни считал, и как бы сильно ни отличались доходы, которые фирмы светят (рейтингам, или в отчетности), ясно одно: на рынке полный застой.

Но в кризисы и застои рождаются самые невероятные вещи. Вещи, которые меняют рынок до момента следующего кризиса. Я рассморел несколько на общем фоне нытья и размазывания слюней о дорогие запонки. Интересно, рассмотрите ли их и вы.

Четыре поколения юридических фирм

В марте 2017 года на форуме юридических услуг АПУ была панель под названием “конфликт поколений”. Это великолепное и удобное разделение. Утяну его для моего несправедливого рейтинга.

Единственное, уточню. Под поколениями я имею ввиду не только период основания, но и методы и подходы. Компания может быть основана вчера, но на сайте куча штампов вроде “молодая динамично развивающаяся команда” и услуги на уровне прокуратуры. И наоборот: компании-ровесники независимости уверенно чувствуют себя во всех поколениях.

Инфографика пера Сергея Свирибы, ЕПАП

Первое поколение

Это компании, которые основали наш рынок в 90–00х. Салком, Коннов и Созановский, Инюрколлегия, ILF, адвокатское бюро Рыжего и прочие мастодонты. Тут уже много лет не происходит совсем ничего и веет холодком.

Разве что, под конец 2017 года Конновы начали возрождать компанию: они наняли хорошего пиарщика, слились с компанией Artex Саши Молотая. Интересно, как они перепрыгнут через целое поколение. И я не стебусь, мне правда интересно.

Я намеренно не включил сюда ВКП. Эти чуваки несколько раз обновили компанию, пережили второе поколение и, судя по тому, что они делают сейчас, останутся в топах и в третьем поколении. Еще один пример компании, которая постоянно обновляется и уверенно топает из поколения в поколение — Делойт. В этом году они открыли внутренний коворкинг, разрешили сотрудникам работать из дому и запустили с десяток внутренних стартапов. Я писал о них вот тут.

Второе поколение

Компании первого поколения уже пережили крупные кризисы и конфликты поколений. И появление многих из компаний второго поколения — как раз результат этих конфликтов. В 00–10гг появились Астаповы, Арцингер, Интегритес, Лавриновичи, и прочие.

Это поколение научилось на ошибках первого поколения. Но насколько я могу судить, допустило те же ошибки. Компании всегда крутились вокруг одного или нескольких лидеров, тогда как другие юристы, пусть даже и партнеры, многие годы отпрашиваются у них в туалет и на обед. Могут ли такие партнеры заменить бывших лидеров? Вот именно.

В этом сегменте произошло несколько слияний, развод партнеров, ребрендинг решателей, обыски, публичные скандалы с государственными делами — одним словом, крзис самоидентификации.

Намеренно не включил сюда Sayenko Kharenko. Они отлично вписались в хайп с криптовалютами, под конец года заявили о ребрендинге, умудрились попасть в шортлист FT Innovative Lawyers. Как по мне, они справились с кризисом среднего возраста и останутся в топах в следующем поколении.

Подсмотрено в бортовом журнале МАУ

Заметил также странное явление: компании, которые появились совсем-совсем недавно вместо того, чтобы показывать рынку свою молодость и “новость”, пытаться отличаться от всего того, что есть на рынке, пытаются мимикрировать под компании второго поколения.

Например, вот эти ребята намеренно завышают свой опыт, суммируя опыт работы партнеров (и, наверное, юристов). Я слышал, что так советует делать один консультант. Но не знаю, кто. И зачем.

Третье поколение (фреши)

Это самая интересная для меня песочница. Тут много совсем новых компаний и можно было бы сделать суб-поколения. Но я не стану: Redcliffe, Everlegal, Berylstone, Aequo, Brightman, Юскутум, Pronin&Partners.

Именно эти чуваки откусывают куски рынка у мастодонтов, пока те погружены во внутренние склоки, междусобочики и скандалы с сумасшедшими антикоррупционерами. Фрешам нужно выживать (ну ок, не всем, но большинству), потому они выдумывают новые сущности и генерируют интересные явления:

Chief Innovation Officer

Компании третьего поколения в большинстве своем инновационны. Не в том смысле, что у них есть система биллинга, и на визитках они пишут Skype ID вместо факса. А в том смысле, что они делают инновационные продукты, или же инвесируют в такие продукты.

Активность в социальных сетях

Нет ничего более унылого, чем посты компаний первого и второго поколений, вроде “Предлагаем вашему вниманию статью управляющего партнера компании Динозавр и партнеры о правовых проблемах суперфиция” и дальше фотография целого разворота в газете. У этих ребят прогнозируемо мало лайков в ФБ, и подозреваю, что охват одного поста не больше 1к людей.

А вот фреши отлично освоили интернет 2.0 и неплохо используют социальные сети для работы. К примеру, Berylstone (хардфорк из Белоцкий, Пукало и партнеры) за несколько недель своего существования собрали больше 2600 лайков на свою страницу в ФБ. Это больше, чем, например, у Aequo (2547), или чем у Sayenko Kharenko (2349). И вопрос даже не в том, как они получили так быстро столько лайков, а в том, что компания понимает важность SMM.

Четвертое поколение

Пока не ясно, как будут выглядеть эти чуваки. У меня есть две догадки.

Первая: это будут не юридические фирмы, а платформы. Вроде Upwork или freelance.com. В России наиболее известная — pravoved.ru (я писал о них). В Украине тоже есть несколько платформ. Одна из них — DarwinLawyers.

Вторая догадка: компании четвертого поколения могут выглядеть как Bot&Partners. В этом году они выпустили несколько апгрейдов для своего бота: теперь он умеет писать договоры с разработчиками софта, NDA и помогает криптоанархистам подготовиться к обыску.

Лигалтех

Лигалтех это мостик для светового прыжка юридической галеры сразу в следующее поколение. Я в этой теме давно залипаю, тут много хайпа, много прекрасных людей и идей, совсем мало денег и точно есть еще куча места для новых игроков. В этом году в Украине появились проекты с внятной монетизацией и хорошим маркетингом.

  • OpenDataBot. Это лучший лигалтех продукт на рынке: по дизайну, по функционалу, по маркетинговой стратегии и монетизации. Его запустили Andrey Horsev и Aleksey Ivankin в прошлом году. Но в 2017 у них произошел прорыв в количестве пользователей. Если в 2016 у них було что-то около 4к пользователей, то сейчас их 94к. Прирасти на 90к клиентов за один год — это неплохо, согласитесь.
  • AxDraft. Проект пилит Юра Заремба, екс-юрист Avellum, и его брат. Впервые увидел их на питчинге на Legal Startup Crash Test (Дима, привет) миллион месяцев назад. Тогда Юра еще был юристом Авеллумов, но я надеялся, что он бросит галеру и уйдет с головой в лигалтех. AxDraft делает очевидные вещи: автоматизирует подготовку стандартных документ. Все юристы любят говорить о рутине, особо умные всем угрожают запилить конструктор из шаблонов Word. Юра вместо угроз молча сделал: https://youtu.be/fCCe2gvA6dI
  • PatentBot. Это один из первых украинских лигалтех проектов. Его запилили Наташа Владимирова (патентный поверенный, на секундочку), Валентин Пивоваров (просто прикольный чувак) с компанией и Юскутум. Говорят, что их бот регистрирует торговые марки. Если честно, я не пробовал. После запуска отзывы читал разные. Три недели назад они запустили регистрацию ТМ в США и вышли со своим ботом на американскую площадку для стартапов ProductHunt. А еще они за пол дня завоевали 6% украинского рынка регистрации ТМ.
Утром был 1%, к вечеру стало 7%. Это быстрый рост и хороший результат.
  • Cуд на долоні. Они делают удобный поиск судебных решений, визуализируют судебные процессы, а еще выиграли в этом году конкурс от Aequo и OpenDataChallenge.

Лигалтех экосистема

В Украине нет ни Кремниевой долины, ни BigLaw с миллиардными оборотами. Тем не менее, у нас есть небольшая экосистема ИТ стартапов и горстка небольших (по меркам американцев и англичан) юридических компаний, у которых нет другого способа вписать себя в глобальный контекст.

Сейчас лигалтех экосистема это 250–300 людей, разбросанных по разным тусовкам:

  • Kyiv Legal Hackers (Валентин Пивоваров, Денис Иванов, Дима Форемный и ко),
  • Legal Startup Crash Test (Дима Форемный),
  • HiiL Innovative Justice (снова же, Дима Форемный),
  • European Legal Tech Association (этих ребят в Украине представляет, извините за выражение, я).

Между прочим, Dmytro Dima Foremnyi по праву досталась бы золотая статуэтка “Человек года в лигалтехе”. Но извини, Дима, у меня нет ни статуэтки, ни конкурса.

Юридические фирмы тоже потихоньку вписывают себя в экосистему. В этом году самой активной была Aequo: они провели конкурс лигалтех стартапов и наградили победителя (Суд на долоні) грантом в 20к Евро. Еще в тусовке были замечены VKP, MarchenkoDanevych, Юскутум, Sayenko Kharenko, Avellum ну и немного мы, Axon Partners.

Профильных инвесторов, ангелов, инкубаторов/акселераторов в Украине пока нет. А очень хочется.

Agile, холакратия и вот это вот все

Оказывается, Скрам не только у нас в Axon Partners. В этом году я узнал, что скрам практикуют также Соколовский и партнеры, Александров и партнеры.

Но это еще что! В этом году я узнал, что днепровская компания Правое дело тоже делает у себя холакратию.

Неудобняк года

Терки и мутки во время тендеров были наверное всегда. Я никогда не участвовал. Но вот таких публичных факапов раньше точно не было. Целый управляющий партнер международной, между прочим, компании Kinstellar публично признался в том, что намеренно занижал гонорар. И дал честное юридическое слово, что не будет заключать договор на таких условиях. В результате победитель тендера (ВКП) отказались подписывать договор. А Kinstellar— согласились. Как же публичное обещание не подписывать, спросите вы? А вот так: свой пост господин Шрёдингер удалил.

С тендерами были и другие истории, но эта — самая прикольная, имхо.

Этика

Людина-юрист

Первый признак очищения рынка — появление стебного юридического комикса—Неймовірної людини-юриста. Устами этих чуваков большинство рынка узнало о факапе AstapovLawyers, о кейсе Лавриновичей в этической комиссии АПУ, о гоп-адвокатуре.

Так было два года назад на рынке ИТ: появился ресурс ebanoe.it, на котором неизвестные (до сих пор неизвестные) писали инсайты рынка и обличали плачевное состояние аутсорсинга. Этот ресурс в Фейсбуке поначалу все читали, но мало кто лайкал. Теперь же там некоторые галеры даже размещают рекламу и статьи.

С человеком-юристом будет точно так же. Нужен еще годик для того, чтобы юридический рынок научился выкрывать неэтичное поведение коллег. Ну и смеяться с самих себя.

Президент АПУ

В средине 2015 года я увидел пост Андрея Стельмащука: он запостил диалог в мессенджере, где кто-то просил решить вопрос в суде. Вот этот пост:

В начале 2017 Андрея выбрали президентом Ассоциации юристов Украины. Естественно, это еще один шаг к очищению рынка.

Антирейтинг

В ноябре Юридическая газета опубликовала рейтинг HR брендов юридических фирм, где был такой вот интересный пассаж:

… ми попросили студентів вказати, в яких юридичних компаніях вони не хотіли б працювати, та аргументувати свою відповідь. […] Головні нарікання були на відгуки знайомих та колишніх співробітників про компанію, […]. Ще однією причиною небажання пов’язати свою професійну долю з конкретною юридичною компанією є негативний образ її керівника. Також були такі відповіді: […] «Компанія бере участь у сумнівних політичних проектах», «Існують чутки про те, що методи роботи юристів цієї компанії не відповідають етичним стандартам».

Юридическая газета тогда не написала, кто же герои антирейтинга. Но тут я вспомнил о прошлогоднем рейтинге Delo.ua — в январе 2016 года они первыми написали про антигероев. Я просто сопоставил инфу Юридической газеты этого года и delo.ua прошлого года. Ни на что не намекаю.

Если для кого-то список компаний антирейтинга стал полной неожиданностью/шоком/ — напишите мне об этом пжлст.

Этика как конкурентное преимущество

Рынок по определению не этичен. Но с корумпированности украинских юристов посмеиваются даже россияне. Бизнес знает, к какой компании и за какой категорией вопросов следует обращаться. Но круговая порука и эта чертова толерантность…Так что работать честно и в белую — это мог бы быть отличный голубой океан.

Я видел две фирмы, которые использовали это в своем маркетинге: ВКП и МарченкоДаневич. На их сайтах это написано большими буквами.

Но МарченкоДаневич пошли дальше всех. 08 декабря, в Международный день борьбы с коррупцией они выпустили декларацию о том, как они предоставляют юридические услуги.

Конференции, семинары, симпозиумы

Самые классные ивенты делают айтишники. Я был на юридических митапах в Лондоне, Сан Франциско, Москве, Берлине, Цюрихе, Париже. Так вот, самый интересный и полезный юридический митап делают в Минске Степановский, Папакуль и партнеры — Minsk Legal Forum. Рецепта я не знаю, вроде все обычно. Но все равно необычно.

На втором месте в моем личном зачете киевский Legaltech Hackathon: 48 часов юристы делали свои проекты и в конце презентовали их. Это место с невероятным драйвом и ни одного юриста в костюме.

Хайп года

Конечно же, Харви Вайнштейн, батл-рэп, вДудь, Деспасито и спинеры. Но то не у нас.

У нас год прошел под знаменем непонятных слов: блокчейн, хардфорк, токенизация. Смотрите сами:

  • В сентябре Ильяшев и Партнеры заявили о том, что принимают биткоинами.
  • В ноябре вышло промо видео Форума продвижения юридических услуг, где в симпатиях к гонорарам в битках и даже первом опыте признались ICF Legal, Коннов и Созановский и SayenkoKharenko.
  • А в начале декабря о старте приема биткоинов заявили PwC.

Выводы, но если честно — прогнозы

Без выводов текст будет постным. А написать выводы без прогнозов я не удержался. Потому вот.

В песочнице компаний второго поколения:

  • Компании, которые планируют остаться на рынке, будут назначать управляющими партнерами самых молодых партнеров (как это сделали ВКП в далеком 2015).
  • Те, кто не подпускал молодых партнеров к управлению, будут раскалываться, закрываться, и всячески морально разлагаться.
  • Отколовшиеся партнеры и команды будут создавать новые компании, которые пойдут конкурировать с уже 2–3 летними компаниями третьего поколения.
  • Компании, которые между собой не конкурируют, могут и объединиться. Правда, это их мало спасет, если они срочно не допустят к управлению партнеров-миллениалов.
  • Партнеры будут смотреть в сторону хайпового лигалтеха. Нас ждет много маркетинга вокруг модных слов и несколько умных инвестиций в юридические стартапы.
  • Из плохого: фирмы сами собой резко не превратятся в порядочных из непорядочных. В этом будут помогать конкуренты и, возможно, силовые органы.

В песочнице фрешей:

  • Фреши будут неистово отгрызать пирог у второго поколения. Второе поколение будет упрекать фрешей в демпинге, а фреши будут упрекать староверов во взяточничестве и коррупции. И все будут правы.
  • Вообще, этика ведения бизнеса, белые зарплаты, опубличивание финансовых показателей (в этом году на Minsk Legal Forum россияне Савельев, Батанов и партнеры без стеснения показали свой p&l), будут постепенно становиться конкурентным преимуществом. Это будет медленно, но с упорством ледокола.
  • Нас ждут объеднения и вероятность таких объединений выше, чем в песочнице второго поколения: тут намного больше компаний с неконкурирующими практиками, а партнеры — более мобильные, более голодные и намного больше готовы делиться.
  • Объединениям будут способствовать и новые компании, которые создадутся из-за расколов в компаниях второго поколения.
  • Появятся новые юридические сущности. Bot&Partners ввели на рынок понятие “продуктовой компании”, Sayenko Kharenko ввели на рынок понятие “newlaw firm”. Возможно, наберет популярность юридический аутсорсинг и аутстаффинг. И еще черт его знает что.
  • На украинский рынок не выйдут иностранцы. Помните, наш рынок всего 200 млн. долларов. Это доход какого нибудь Osborne Clarke — 27 место в общем зачете английских юрфирм по доходам. Но на украинский рынок вполне могут выйти иностранные юридические стартапы. Такие, как WonderLegal — эти ребята вышли на рынок РФ. И вот тогда начнется демпинг.
  • Маловероятно, но все же. На юридический рынок могут выйти юридические департаменты. Снова же, смотрим на РФ: в этом году на юридическом рынке появился Сбербанк и Мегафон (мобильный оператор, если что).
  • К моему огромному сожалению, третье поколение тоже будет неэтично (помните, рынок же неэтичен по дефолту). Потому будем наблюдать накручивание рейтингов, использование бот-ферм, и прочий треш, производный от интернет 2.0.

Четвертое поколение

  • Юридические платформы, конструкторы контрактов, боты и разные там нотариусы на блокчейне — это смешно и не про бизнес сейчас. Но они всего лишь тестируют гипотезы и в следующем году продолжат это делать.
  • Компании из второго и третьего поколения будут в них инвестировать и их поглощать.

Комментарии, угрозы, пожелания умных людей

Аминат Сулейманова, AGA Partners

Да пошло оно всё…

“Хорошо. Большая работа! Только я в слияния не очень верю. Гляди, идёт чёткий уход в специализации, «бутиковость». То, на чем стоишь ты, мы, Аверы, ещё много кто. Четкое позиционирование рынку и клиентам, что у нас тут роддом, а тут геморрой лечат. Клиенту надоел «Борис». Только если вообще фиг знает что со мной такое. Я не верю в слияния нашем рынке ещё и потому, что всякое слияние всегда суть поглощение. А чтобы проглотить большой кусок нужно желудок иметь растянутый. У нас же рынок, как ты сам сказал — канарейка чихнула. Пояса все подтянули сейчас. Слияния были на подъёме, когда бабосы сыпались с неба, и почему бы не открыть ещё практику и не прикупить фирмочку”.

Назар Чернявский, Sayenko Kharenko newlaw firm

“Фотку можем эту попробовать)) если не будет стремно, конечно”

“Мне кажется, что основной тренд был очень верно подмечен — в кризисный период (который, без сомнения, мы сейчас переживаем) существующие фирмы вынуждены меняться, чтобы не просто сохранить свои позиции, а выжить в принципе. Параллельно появляются новые фирмы и не только (платформы, технологии, явления). И это диктует изменения юридического рынка в целом. Я специально не буду останавливаться на той части рынка, которая подпитывается в Украине госбюджетом — как и в реальном секторе экономики, сидящие на заказах самого крупного клиента в стране не ощущают потребности что-либо менять. В этой части обычно меняются только названия приближенных особей и, если учитывать проходящие в этой сфере объёмы денег, то это не даст объективного представления о масштабе происходящих на рынке изменений. Более того, если посмотреть на глобальный юридический рынок, то там также сейчас происходят очень интересные трансформации, уже без привязки к Украине. По уже сложившейся традиции в Sayenko Kharenko мы считаем, что каждый кризис на самом деле является возможностью. Возможностью посмотреть на вещи вокруг себя по-новому, начать делать что-то новое, изменить подход к работе, в конце концов. Так появилась концепция newlaw — наш ответ вызовам новой экономики. Я лично считаю, что юридические фирмы нового поколения должны быть более похожи на технологические компании, и бизнес-процессы в них должны быть построены соответственно (прежде всего, эти бизнес-процессы там должны существовать!). Стремительно уходят времена адвокатских коллегий и клубов знатоков, где юристы просто пытаются продавать своё время, исходя из собственной известности и выигранных в прошлом дел, при этом не имея какой-либо большой общей цели или даже системы ценностей, которая бы их объединяла. На замену приходит продуктовая культура, в рамках которой клиент покупает конкретный продукт, имеющий для него ценность. И тот, кто сможет создавать востребованные продукты, будет собирать сливки со всего рынка, возможно, даже не ограничиваясь рамками одного государства (как это произошло в мире цифровых технологий), а тот, кто не успеет или не сможет перестроиться, будет и дальше продавать своё время (как делают гастролирующие фокусники, которых приглашают на закрытые вечеринки).

Андрей Стельмащук, VKP, передає фото-привіт всім не чистим на руку юристам

За неперевіреними даними чувак ліворуч не висловив заперечень щодо селфі.

Владислав Белоцкий, Berylstone

Сперва Влад дал фото с березой. Жаль, что потом он дал это скучное фото.

“Последнее время складывается впечатление, что от наших мастодонтов остались только имена их фирм. Да, их бренды работают. Но бьют потом, как говорится, по лицу. И коллективная ярмарка тщеславия, которая, за недорого, готова назвать тебя хоть адвокатом года, хоть заслуженным юристом, уже не спасет. Из того, что я видел на практике в этом году — уровень по-прежнему задают GOLAW и VKP. Остальные слабо соответствуют своим местам в рейтингах, очевидно, неподкупным. С коллегами-фрешами же, как озаглавил их Дима, работать очень приятно: что бы ни было, но им нельзя ударить лицом в грязь. Они уже живые, и приводить себя в чувство при общем падении рынка в целом, им нет необходимости — только работа, только хардкор”.

Сергей Свириба, ЕПАП

Я: привет) мне бы еще прикольную фоточку. Сергей: гляну сейчас … подскажи, чтобы было прикольным:)? Что- небудь, не в костюме?

«Категорически согласен с автором, что кризис. И не второй год, а уже целое четвёртое поколение. Уже целое поколение рынок пробивает дно за дном: адвокатура в таком раздрае, что в пору сериал снимать «кто, кого, за что и сколько»; все забыли о чем учило и чему само училось первое и второе поколение — ставки, ревенью, профитабилити, косты; но как дикари, два поколения подряд мы пали жертвами бесплатных бус в виде мириады рейтингов тщеславия: скажите, кто из ваших друзей, иностранных юристов, последний раз выкладывал в соцсети фотку со статуэткой на шее Лучший юрист троллейбуса #15 или второго подъезда? Это называется местечковость, это называется дешевое (а местами говорят и не очень дешевое) тщеславие; а продавцы знай да подавай все новые и новые бусы, ибо спрос огого какой; вспоминайте, чем закончилась игра «бусы в обмен на удовольствие» для аборигенов;)

Системный кризис в том, что к четвёртому поколению мы получили серьезное поражение профессии хроническими болезнями общества — низкой моралью, высокой коррупцией. Я вижу, как прочитав эти строки многие про себя спросят: а ты чем отличаешься? А не от вас ли это пошло? И будут правы. Пока я не стану публично выступать против этих пороков, я ничем не отличаюсь. Я прошу всех встать на сторону Добра, хотя бы по одной простой причине: там больше денег. Недавно мы поучаствовали в одном простом упражнении: проанализировали порядка 10,500 судебных дел в период «правления старой гвардии судебной системы» — понятно, что никакая они не гвардия, но точно система; упражнение заключалось в вычислении «коррупционной оставляющей» в 10,500 дел с вводной, что все (все!) эти дела с 99% долей вероятности были куплены (решались за взятки). Так вот, если Дмитрий говорит о рынке в 200 млн. долларов, то рынок взяток составил традиционные 10% от результата, что составляет 235 млн. долларов переданных судьям-взяточникам. Ну блин — нафига? Это же могли быть деньги рынка. Он бы увеличился на 235 млн. долларов! Подумайте на досуге и переходите на сторону светлых сил, как заявившие об этом Марченко Даневич, первыми открыто выступившими за честный юридический бизнес».

Никита Подгайный, Bot&Partners

— Дай свою веселую фотку пжлст. — Блин…это самая веселая

“ 2017-ый — год контрастов в юридическом бизнесе.

Пока одни компании и команды занимаются автоматизацией, большинство — до сих пор не может подписать договор ЭЦП и/или сидит на нелицензионном софте, не имеет удобного документооборота и других вспомогательных систем. :rage:

В 2018-ом так уже не получится. Более эффективные конкуренты будут подпирать.
Если вы только приняли решения взять курс на автоматизацию, то вас ждет:

Шаг1 — поиск людей. Найти человека-юриста, который любит технологии И право будет очень сложно. Их мало…
Шаг2 — принятие важного решение: п*****ь или не п*****ь. Плюс первого подхода заключается в том, что вы можете рассказывать любую ерунду и казаться инновационными ребятами. Второй сложный, но только он реально изменит вашу компанию.
Шаг3 — выделить ресурсы. В первую очередь — человеческие. Возможно, мы даже увидим рейтинг эффективных CIO юрбиза.

Отже…впереди много работы, а те компании, которые не могут адаптироваться должны умереть.
Всех с Новым Годом! :heart:”

Борис Даневич, MarchenkoDanevych

Діма, вибач, що пафосно:)))

“ Кажуть у будь-якому суспільстві (і на юридичному ринку також) є одна частина, якою рухає світогляд виживання, і інша частина, якою рухає світогляд розвитку. Виживання — це не тоді, коли нема чого їсти. Це коли завжди мало. Це коли засоби мають далеко не першочергове значення. Це коли швидко ще трохи собі краще, ніж довго і набагато краще для всіх. Бо ж до того “для всіх” можна і не дожити. Виживання — це інстинкт. Тому, як не прикро, це природно. Розвиток — це не лише про освіту, про потребу не стояти на місці, про потребу змінюватись і змінювати суспільство. Розвиток — це коли є готовність будувати (інколи — довго) для всіх. В тому числі для тих, хто сфокусований на виживанні. Розвиток, це коли інстинкти вже не єдині чинники. Коли цінності і етика відіграють ключову роль у прийнятті рішень. На нашому юридичному ринку трендово розповідати, як боротися із корупцією. Але поки ще (!) не трендово відмовитись від неї у будь-яких проявах і варіантах, в тому числі через будь-яких субпідрядників. Трендово говорити про благодійність і допомогу (дітям, АТО, хворим), але поки що (!) не трендово, особливо серед локальних гравців, декларувати всі надходження і сплачувати всі податки. Трендово цитувати правила етики, але поки що (!) не трендово визнати, що відкати керівникам юридичних відділів — це зло. Шо конфлікт інтересів не припустимий (в тому числі тоді, коли від цього втрачаєш потенційного клієнта і велике замовлення). У 2017 році я все більше переконуюсь, що це все “поки що”, бо бачу багато змін на краще. Технологізація сприяє прозорості і інтелектуальній конкуренції, тому її стрімке зростання дуже радує. Зрештою, вона позитивно вплине на розвиток юридичного ринку, в тому числі і на фінансовий. Але не менше значення має частка гравців, якими рухає світогляд розвитку. І вона також буде зростати. Для все більшої кількості молодих колег буде огидно ототожнювати себе із неетичними гравцями юридичного ринку. Все більше буде приходити усвідомлення, що зарплати в конвертах — це приниження гідності. Для все більшої кількості колег все сумнівнішим буде задоволення від перемоги в суді, що забезпечена сумою, яку партнер фірми організував кому треба, інколи прямо під час засідання. З усього цього крутого матеріалу Діми, для мене особливо важлива думка: толерантність до огидного — огидна (Діма прямо так не написав, але, здається, мав на увазі). Мої новорічні побажання тим багатьом, для кого розвиток — це вибір: називайте зло злом. Підтримуйте тих, хто хоче змінитися і змінюється. Будьте впевнені в своєму виборі, навіть якщо це впливає на P&L. Бо, як бачите, тих, хто наполегливо прагне виживати криза не оминула, а етичний ринок зосереджений на розвитку — буде зростати, в тому числі активно зростати фінансово”.

Disclaimer

Перед тем, как дать мне ляща битой у подъезда, вот что я вам скажу: если я налажал, исказил факты, обидел кого-то, или упустил что важное, то просто напишите мне об этом. Места высказаться хватит всем. Никакой цензуры.


Если вы дочитали сюда, то вам либо нечем заняться, либо спасибо за комплимент. В любом случае, не забывайте, что too much law will kill you.

Источник: medium.com

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *